Влияние профессии на личность человека

Влияние профессии на личность

Влияние профессии на личность человека

Каждая профессия оставляет свой отпечаток на личности человека. Избежать этого нельзя, а сопротивляться и противостоять — надо. Если не сопротивляться профессиональной деформации, то уже через 5–7 лет человек окажется в деформированном мире.

Доктор — в мире больных людей, потому что здоровые обходят его стороной. Милиционер — в мире преступников, потому что с законопослушными гражданами ему как-то обычно не проходится встречаться.

Лет пятнадцать назад ко мне в гости пришел мой приятель — следователь. Что он сделал в первую очередь? Он осмотрел входную дверь. Почему? Ответ — рефлекс. Он видит дверь и должен понять, как ее открыли. Он видит человека и составляет в уме его словесный портрет. Так, на всякий случай…

Это ужасно! — скажете вы. Согласен. Я знаком с профессиональным и дипломированным психиатром. Однажды мы обсуждали и сравнивали наши стратегии знакомства с людьми.

Психиатр, как говорится, на полном серьезе сказал мне, что сначала он «как бы» ставит новому знакомому что-то вроде диагноза и после этого точно знает, как общаться с этим человеком и что можно ожидать от нового знакомого.

Я спросил: «Верно ли понимаю, что все твои знакомые и родные люди имеют «что-то вроде диагноза»?» Психиатр подтвердил, что все верно. И объяснил преимущества такого профессионального подхода. В каком мире живет этот психиатр?

Каждая профессия накладывает отпечаток на человека. Я вхожу в лифт одного бизнес-центра. В лифте еще два человека. Две женщины. Одна из них нажимает кнопку нужного ей этажа. Знаете, у некоторых лифтов есть задержка выполнения команды. Женщина нажала кнопку, а лифт стоит.

Она поворачивается ко мне и говорит: «Отойдите от двери, не видите, из-за вас двери не закрываются!» Я не шевелюсь, мне интересно, что будет дальше, я видел такой взгляд и раньше. В этот момент двери беспрепятственно закрываются, и лифт начинает движение. Я вижу, что женщине неловко и помогаю ей разрядить ситуацию: «Большой педагогический стаж?» И примирительно улыбаюсь.

Женщина соглашается на перемирие: «Десять лет, десять лет. Извините!» А, выходя из лифта, она спросила: «А как вы узнали?»

Каждая профессия накладывает отпечаток. Отпечаток объемный. В этом отпечатке положительные и негативные влияния. На мой взгляд, человек, выбирая профессию, должен знать об обратной ее стороне. Эта обратная, не всегда приглядная сторона — профессиональная деформация.

Даже если вы работаете в диспетчерской службе заказа такси Лидер в Томске, работа станет намного продуктивнее, если чередовать ее с короткими паузами для отдыха.

Привыкайте делать перерывы, когда еще не почувствовали усталости. Врачи установили, что спад работоспособности начинается через 2–2,5 часа после начала работы и за 1,5–2 часа до ее окончания.

На это время и стоит планировать перерывы.

А какая профессиональная деформация угрожает предпринимателю? Тому, который работает исключительно ради прибыли. А что, бывают другие? — спросите вы. Многие из предпринимателей — другие. Бизнесменов, которых интересуют только деньги, и они готовы ради прибыли пуститься во все тяжкие, к счастью не так уж и много.

Если познакомиться с ними ближе. Самый меркантильный предприниматель, которого вы только можете себе представить, пришел на похороны своей тетушки. Что он видит вокруг? Скорбь? Нет, он видит, на чем еще можно было бы делать деньги! Это его крест. Это оборотная сторона профессии предпринимателя.

И чем больший циник предприниматель, тем тяжелее крест.

Другое дело, что свой крест под названием «профессиональная деформация» не тянет, он привычен. Чужой крест выглядит уродливо, а свой — нормально. Практически незаметно. И никому я не позволю иронизировать по поводу моей профессиональной деформации. Потому как надо знать о будущей деформации до того, как выбрать профессию. Потом будет поздно.

В каком мире живет продавец магазина бытовой техники? Если выбор профессии вынужденный, не по зову сердца, то человек живет в мире вероятностей. Он оценивает вероятность покупки товара вошедшим в магазин человеком, и работает в зависимости от шансов.

Если продавец считает, что шансы не велики — он ленится и лишь отвечает на вопросы потенциального покупателя. Даже не всегда и отвечает. Порой его интонация и мимика такие, что лучше бы он молчал.

Со временем продавец замечает, что способен не только оценивать вероятность, он способен предсказывать будущее: сказал, что этот уродливый телевизор никто не купит, и — о, чудо! Этот телевизор никто не покупает. У него этот телевизор никто не покупает.

Профессия человека — это одна из социальных ролей, которые он играет. А раз профессия — это роль, то, приложив определенные усилия, каждый может научиться контролировать вход в роль и выход из нее.

Входу в роль обучают. Продавца на тренингах продаж. Бизнесмена в школе МВА. Бухгалтера на курсах. Это происходит незаметно, но всегда по одному сценарию: если вы хотите быть [вставьте здесь название профессии], вам следует…

Входу в профессию обучают и тренируют. А выходу — нет! Как перестать быть продавцом? Думаете легко? А как перестать быть психиатром?

Об обратной стороне профессии надо знать.

Кандидату — для осознанного выбора мира, в котором придется жить. Если человек выбрал профессию, не зная о том, какая профессиональная деформация его ждет, то вероятность разочарования и низких профессиональных результатов велика.

Начальнику — полезно знать о профессиональной деформации для эффективного управления подчиненными. Подумайте, каким видит мир ваш секретарь, и я удивлюсь, если ваши приказы, их тон и содержание после этого не изменятся.

Человек, каждый в отдельности, может противостоять профессиональной деформации, но для этого он должен сделать сознательное усилие. Чтение книг не поможет.

Разговоры с друзьями и даже с психологами не помогут. Упование на то, что уж вас то профессиональная деформация не коснется — не поможет.

Решение проблемы с профессиональной деформацией только одно — сознательное усилие по овладению выходом из роли.

Необходимо найти сигнал, примету, по которой будет понятно, что время для профессиональной роли завершилось. Хоть фабричный гудок, хоть выход из офиса — любой сигнал к прекращению профессиональной роли хорош. Сознательное усилие должно продолжаться несколько недель, чтобы закрепиться и стать естественным делом.

Источник: http://www.klerk.ru/

Источник: http://www.recruiting.net.ua/archive/3032-2009-12-24-21-43-51.html

Какие профессии плохо влияют на вашу личность?

Люди проводят треть жизни на работе. Безусловно, то, что вы делаете в течение столь долгого периода времени, не может не оказывать на вас свое влияние.

Помимо позитивных аспектов у любой профессии есть и негативные: к примеру, так называемая профессиональная деформация, из-за которой бизнесмены проверяют почту даже в отпуске, а военные командуют близкими.

Познакомьтесь с тем, как разные типы работы могут воздействовать на личность, и изучите, как можно переключаться с одного типа активности на другой, чтобы не превращаться в заложника собственной работы.

Военные

Работа военного воздействует на личность человека и порой начинает влиять на всю его семью. Всем членам семьи приходится жить в условиях строгой дисциплины. Очень легко отличить ребенка, выросшего в семье военного, от ребенка из семьи архитектора или журналиста.

Честь, достоинство и хорошая физическая форма являются преимуществами работы в такой сфере. Тем не менее с годами военные становятся жесткими и циничными, теряя способность к эмпатии.

Мужчины-военные стараются всегда оставаться беспристрастными и анализировать ситуации, используя исключительно логику, а не любовь или сострадание.

Именно поэтому им так трудно оставаться добрыми и мягкими по отношению к членам собственной семьи.

Доктора

Эта работа заставляет профессионала создавать защитную стену из безразличия, холодности и цинизма, потому что врачи каждый день сталкиваются со страданиями, болью и смертью.

Специфический юмор большинства докторов является психологическим механизмом защиты, проявляющимся из-за постоянных стресса и страха. Привычка скрывать эмоции и ко всем относиться ровно вызывает отчуждение и неспособность делиться проблемами.

Врач – это человек, который настроен только на помощь окружающим.

Преподаватели

Профессиональный педагог может управлять большой группой детей, и именно поэтому определенная строгость проявляется у такого человека и в домашней жизни.

Качества, наиболее часто проявляющиеся у преподавателей, это авторитарность, консерватизм, предрасположенность к монологам, любовь к формальностям.

Если человек весь день работает с детьми, с родственниками другого возраста он начинает обращаться точно так же, когда дает советы, постоянно проверяет готовность остальных или чувствует, что ему нужно все объяснять по десять раз.

Предприниматели

Стоит отметить, что бизнесмен – это не работа, а образ мышления и жизни. Это деятельность, которая не позволяет идти на компромиссы или лениться. Чтобы стать успешным, нужно считать работу своей главной целью в жизни.

Именно поэтому предприниматели думают о своем бизнесе круглые сутки. Бизнесу постоянно требуется развитие, а финальной цели просто нет. В результате профессионалы этой сферы постоянно заняты саморазвитием и требуют от своих близких того же самого.

Кроме того, постоянный поиск приводит к тому, что человек уже просто не знает, чего же на самом деле хочет.

Юристы

Эта работа подходит только для устойчивых психически людей, потому что юристу постоянно приходится переживать серьезное давление. Вынужденное молчание является одним из минусов работы, которые обязательно следует учитывать.

Юрист просто не может разговаривать о своих проблемах, да и за помощью и поддержкой такие люди обращаются редко. Подобное поведение может вызывать депрессию и тревожность. Чтобы быть успешным профессионально, нужно научиться предвидеть все возможные негативные сценарии.

Как правило, юрист перегружен на работе и скрывает даже проблемы со здоровьем, чтобы они не мешали карьере.

Бухгалтеры

Бухгалтеру достаточно трудно переключиться с работы на личную жизнь, потому что он быстро привыкает к взаимодействию с цифрами. Скрупулезность является чертой, которая распространяется и на личную жизнь бухгалтера.

Годы тяжелой и монотонной работы приносят результат: человек начинает становиться слишком фиксированным на деталях. У бухгалтера все на своем месте, он старается выполнять каждую задачу по четкому графику.

Ему приходится детально планировать свой семейный бюджет и стараться поддерживать дом в идеальном порядке.

Журналисты

Журналисты всегда в центре событий, они нередко сталкиваются с неприятными и даже ужасными вещами, которые могут воздействовать на психику. Они не могут отвлечься от того, что происходит, потому что любой источник информации можно использовать как мотив для написания статьи.

Работа предполагает общение с людьми, которые не всегда интересны или позитивны. Кроме того, порой цензура ограничивает способность журналиста выражать свою точку зрения, и это может сильно разочаровывать.

Также журналисту приходится постоянно работать, и он редко высыпается, что быстро выматывает.

Психологи

Нередко люди изучают психологию для того, чтобы научиться разбираться в себе. Многие психологи изучают и анализируют проблемы других людей потому, что хотят найти корень собственных трудностей.

Психолог может выматываться психологически, потому что он вынужден постоянно прислушиваться к чужим страданиям и проблемам. Каждый профессионал помнит о том, что хорошее самочувствие его клиентов и их здоровье сильно зависит от действий психолога.

Столь высокая ответственность может вызывать стресс и страх совершить ошибку.

Фрилансеры

Общительный человек с отличной самодисциплиной может быть успешным фрилансером. Тем не менее нестабильный доход и социальные сложности могут привести к неуверенности. Дом – это место работы для фрилансера, поэтому он не может отвлечься и переключиться.

Фон никогда не изменяется. К тому же ненормированный рабочий график и постоянные мысли о работе могут крайне негативно воздействовать на жизнь такого человека. Именно поэтому фрилансерам так важно сознательно менять обстановку и психически расслабляться.

Архитекторы

Архитекторы – это известные трудоголики. Существует целый ряд шуток о том, что архитекторы выглядят устало.

Постоянные ночи допоздна в офисе, работа в выходные, нехватка сна – все это воздействует на самочувствие архитектора. Как правило, круг друзей собирается тоже из архитекторов.

Постоянное эмоциональное напряжение, огромная ответственность, конфликты с заказчиками, творческий кризис и прочие факторы нередко вызывают депрессию у архитекторов.

Советы для трудоголиков, работа которых меняет всю их жизнь

Научитесь управлять своим временем. Постарайтесь составлять четкий график на неделю вперед, учитывая даже время, проведенное в транспорте. В списке дел должны быть и развлечения. Это важно как для офисных сотрудников, так и для фрилансеров. Устраивайте деловые встречи в течение дня.

Это позволит вам уделять вечером внимание собственным интересам и семье. Научитесь игнорировать работу: не берите дела домой, не проверяйте электронную почту в выходные, не включайте рабочий телефон в свободное время. Найдите себе хобби.

Здорово, когда ваша работа вызывает у вас страсть, тем не менее у вас должно быть и что-то другое, что вам тоже нравится делать. Проводите за хобби несколько часов в неделю, чтобы менять вид деятельности. Не думайте о своей позиции: если вы менеджер в офисе, это не значит, что вам нужно все контролировать и дома.

Научитесь отказывать ненужным вещам и делам. Кроме того, научитесь делегировать некоторые задачи, не берите на себя всю ответственность.

Источник: http://.ru/post/career-management/2018/3/29/24999

Влияние профессии на общение

Влияние профессии на общение

Человек вступает в жизнь как индивид с природными свойствами нервной системы, определяющими его тем­перамент, и задатками, из которых развиваются способ­ности.

Личностью он становится с помощью сознательных усилий и под влиянием социальных контактов и в рам­ках определенных общественных отношений. Е. В. Шорохова [306] и И. С.

Кон [133—135] рассматривают личность человека как единство его индивидуальных свойств и совокупности ролевых функций.

Как показывают психологические исследования, осу­ществление той или иной социальной или профессиональ­ной роли, особенно если она личностно значима для че­ловека и выполняется им продолжительное время, ока­зывает заметное влияние на такие элементы структуры его личности, как установки, ценностные ориентации, мо­тивы деятельности, отношение к другим людям. В этом смысле можно говорить, что личность в некоторой сте­пени характеризуется системой усвоенных ролей. На­пример, каждая профессия накладывает специфический отпечаток на психический облик человека. Маркс писал, что «различие между индивидами по их природным спо­собностям гораздо менее значительно, чем нам кажется, и эти столь различные предрасположения, отличающие, по-видимому, друг от друга людей различных профессий, когда они достигли зрелого возраста, составляют не столько причину, сколько следствие разделения труда» [5, с. 148].

На профессиональное общение существенное влияние оказывает самооценка человека. Всякое ее отклонение от адекватной ускоряет и усиливает профессиональную деформацию, которая обнаруживается в особенностях установок и стереотипах поведения, затрудняя общение.

Профессиональные стереотипы, вообще говоря, есть не­отъемлемое отражение достигнутого высокого уровня мас­терства, т. е. проявление не только знаний, но и вполне автоматизировавшихся умений и навыков, управляемых подсознательными установками и уже не загружающими сознания.

Они развиваются, как правило, из тех качеств, которые особенно полезны для данной профессии.

Однако если слишком большая доля поведения строится на таких стереотипных действиях или эти специфические установки начинают распространяться на внепрофессиональные сфе­ры, то это неблагоприятно влияет и на работу и на общение в быту.

Мера экспансии рабочих навыков на другие сферы общения и излишнее заполнение ими профессиональной деятельности зависят, в свою очередь, от самооценки человека, способности его критически относиться к себе и своим привычкам и своевременно их корректировать.

Почему вредно чрезмерное внедрение стереотипов в профессиональные действия? Упроченные установки могут приводить к тому, что даже простое и очевидное решение не замечается. Они образуют инерционное звено, и новые подходы и методы усваиваются все слабее, так как потребность в них недостаточно осознается.

Одна из сторон деформации проявляется в возникновении ложного представления, что и без новых знаний накопленные стерео­типы обеспечивают необходимую скорость, точность и успешность деятельности.

Закрепляется излишняя тра­фаретность в подходах, упрощенность во взглядах на ра­бочие проблемы, что приводит к снижению уровня спе­циалиста, его деградации.

На эту грань деформации необходимо обращать особое внимание при повышении квалификации специалистов, чтобы побудить их своевре­менно отказаться от устаревших стереотипов и установок, заменив их более адекватными. Другая сторона дефор­мации проявляется в перенесении профессиональных при­вычек, полезных в работе, на дружеское и семейное об­щение.

Профессиональная роль многогранно влияет на лич­ность, предъявляя к человеку определенные требования, она тем самым преобразует весь его облик.

Ежедневное, на протяжении многих лет, решение типовых задач совер­шенствует не только профессиональные знания, но фор­мирует и профессиональные привычки, определенный склад мышления и стиль общения.

Когда зрелый специ­алист сталкивается с новым человеком и создает свое пред­ставление о нем как о личности, его собственная профес­сия неизбежно накладывает свой отпечаток — предопре­деляя понимание и отражение внутреннего мира воспри­нимаемого человека.

Важно подчеркнуть, что профес­сиональная позиция определяет не только реальные по­ступки, с помощью которых человек утверждается в ней, и способ восприятия другого человека, но и ожидания окружающих.

Так, общение преподавателя и ученика на экзамене или врача и пациента на приеме прежде всего обусловлено их профессиональными позициями. До первой встречи ее участники могут ничего не знать друг о друге, но тем не менее могут правильно построить взаимодей­ствие, учитывая традиционное распределение ролей.

Поль­за от понимания ролевых позиций в том, что принимая (примеривая) на себя «роль» собеседника, подставляя себя на его место, человек может представить себе си­стему его оценок и правильно организовать свое поведе­ние.

Если ролевое взаимодействие человек распростра­няет на все сферы, то его поведение становится неадек­ватным обстановке и общение с ним затрудняется. Отра­жением представлений о профессиональной деформации служат высказывания такого типа, как: «Оставь свой прокурорский тон!», «Говорит, как учитель», «Началь­ственный окрик».

Проявление деформации можно иллю­стрировать рядом примеров. Многих учителей отличает дидактическая, поучающая манера речи. Выработанная и в определенной мере полезная в школе, она, к сожале­нию, нередко проявляется и в сфере личных отношений.

Кроме характерной манеры речи с профессией учителя нередко связана и привычка к упрощенному подходу к проблемам. Это качество необходимо в школе, поскольку оно помогает весьма сложные вещи сделать доступными для детей. Однако вне профессионального общения оно порождает излишнюю прямолинейность и негибкость мыш­ления.

Известная авторитарность типична для многих учи­телей, поскольку учитель должен четко управлять детским коллективом. Вместе с тем излишняя авторитарность за­медляет становление коллектива и способствует развитию у школьников неадекватной самооценки и возникновению невроза.

Кроме того, необходимость «держать в руках» класс в ряде случаев формирует в характере излишнюю властность и категоричность. Властность в совокупности с чрезмерной дидактичностью, в свою очередь, способ­ствует подавлению чувства юмора.

Проявление указан­ных особенностей характера учителя может не только за­труднить ему общение вне школы — в семье, с друзьями, но постепенно начинает мешать на работе. В исследовании С. В. Кондратьевой [136] показано, что по мере роста ста­жа работы у некоторых учителей формируется излишняя обобщенность в восприятии учеников. Такие учителя рас­сматривают конкретного ученика только как типичного представителя, абстрагируясь от индивидуальных особен­ностей, снижая тем самым эффективность воздействия на него.

Профессиональная деформация преподавателя вуза порождается, в частности, давлением повторяемости излагаемого материала, которое в совокупности с возраст­ной инерционностью приводит к появлению в лекциях мно­жества мыслительных и речевых штампов.

С одной сторо­ны, это с годами облегчает работу преподавателя, но с другой — препятствует развитию и совершенствованию стиля и содержания лекций, вызывая как бы их окосте­нение, что неизбежно ведет и к падению престижа лекций у студентов, и к связанному с этим понижению самооценки преподавателя, и кроме того — засоряет штампами и де­лает скучным непрофессиональное общение.

Эффективность обучения связана с умением препода­вателя упрощать материал, чтобы максимально прибли­зить его к жизненному опыту учащихся. Неудивительно поэтому, что люди, многие годы занимающиеся педаго­гической работой, нередко приобретают навык давать лю­бому человеку, с которым они общаются, больше разъяс­нений, чем нужно.

Это выглядит как стремление поучать, которое может отталкивать.

У преподавателей естествен­ных наук, привыкших ценить однозначность и точность формулировок, постепенно формируется склонность об­мениваться конкретной информацией даже в обществе людей, далеких от круга их профессионального общения, и в обстановке, не требующей такой однозначности.

Подобная сухость и четкость высказываний нередко по­рождает у собеседников растерянность и недовольство. Здесь следует напомнить, что в общении важны и другие компоненты: принятые формы обмена любезностями, бесе­ды на, казалось бы, неинформативные темы, например о погоде; такие беседы на самом деле несут информацию об отношениях людей и внимании к ним.

Так же как в любой профессии, профессиональная деформация юриста проявляется через стереотипные дей­ствия. В начале самостоятельной работы и на известном этапе ее совершенствования развитие стереотипов полезно, поскольку ускоряет ведение следствия.

Однако когда они начинают доминировать,, восприятие ситуаций становится упрощенным, а уверенность в непогрешимости используе­мых методов, в своих возможностях — излишней, что понижает и аналитические способности, и гибкость мышле­ния, и умение взглянуть на вещи с иной позиции.

Напри­мер, в работе М. Л. Гомелаури в качестве испытуемых использовали адвокатов и прокуроров, т. е. специалистов, обычно выступающих в противоположных профессиональ­ных ролях.

Они должны были оценивать некоторые право­нарушения сначала с позиции своей обычной роли, а за­тем — с противоположной.

Обнаружилось, что часть ис­пытуемых даже не принимала заданий оценить поступки с другой профессиональной позиции.

В связи с тем, что в своей профессиональной деятель­ности следователь часто сталкивается с обманом, ковар­ством, лицемерием, у него может выработаться повышен­ная критичность и излишняя бдительность.

Односторон­нее влияние негативного опыта порой приводит к тому, что он в значительной степени утрачивает веру в людей, готов подозревать всех и каждого в совершении неблаго­видных действий, в любом упущении видит умысел, в каж­дом заподозренном — преступника.

Подозрительность — один из наиболее опасных признаков профессиональной деформации следователя, ибо она приводит к тенденциоз­ности, которая может отрицательно сказываться и на его работе.

Требования профессии вырабатывают у юристов само­обладание, наблюдательность, бдительность, критичность и аналитичность мышления.

Эти способности предпола­гают умение подмечать и придавать должное значение мелочам, деталям, методичность в анализе, особенно при осмотре места происшествия или составлении словесного портрета.

Указанные профессиональные привычки прояв­ляются у них и во взаимодействии с людьми вне профес­сиональной деятельности.

И в бытовом общении они опи­сывают все столь же методично и по привычной им схеме: подробно, последовательно, педантично; кроме того, ска­зывается привычка подавлять проявления эмоций — ведь в их работе требуется сдержанность проявления эмоцио­нального отношения, чтобы обеспечить должную объектив­ность результатов. Все это может приводить к излишней сухости, педантизму и эмоциональной холодности в обы­денной жизни.

У экономистов, бухгалтеров требования к их профес­сии формируют способность к длительному сосредоточен­ному вниманию на отвлеченном знаковом материале с тем, чтобы за отдельными цифрами отчетов и планов увидеть целостную экономическую картину, на основании понима­ния которой только и возможно вынесение правильного решения.

Одновременно с этими необходимыми качества­ми у них развивается особая точность, стремление к одно­значности при восприятии любой информации, к работе в одиночестве. Очевидно, что распространение этих черт на дружеское и родственное общение может порождать впечатление об этих специалистах как о людях излишне замкнутых и сухих педантах.

Для врача особенно существенно выслушать пациента и, создав себе представление о реальной опасности забо­левания для больного, успокоить его, понизить его тревож­ность, отвлечь от концентрации внимания на своих пере­живаниях и внушить уверенность в благоприятном исходе лечения. Только в этих условиях он может проводить пло­дотворное лечение.

Одним из продуктивных приемов от­влечения внимания и убеждения больного, что опасность невелика, является мягкий и доброжелательный юмор. В медицинской практике нередко нужно экстренно снять перевозбуждение не только у больного, но и у бригады врачей во время ответственной хирургической операции.

Поэтому умение пошутить в напряженный момент опера­ции является частью полезной профессиональной экипи­ровки хирурга, позволяющей разрядить напряженное со­стояние персонала и довести операцию до благополучного конца.

Однако привычка разряжать напряженность по­добным образом толкает иногда хирургов и на специфи­ческие шутки в мало подходящих ситуациях, что может осложнить взаимоотношения с людьми. Деформация про­является у врачей и в профессиональном жаргоне, возни­кающем в результате экономии времени.

Так, сдавая дела перед уходом в отпуск, один врач сказал другому: «Сейчас на отделении три почки, два желудка и один желчный пузырь». Способствуя скорости общения с коллегами, жаргон в то же время плохо действует на больных, кото­рым не нравится, когда личность больного считают лишь придатком к больному органу.

Характер деформации может определять не только профессия, но и высокое должностное положение. Обла­дание властью может приводить к деформации, когда от­сутствуют действенные обратные связи — общественный контроль, критика.

Руководящий работник, постоянно отдающий приказы, подвержен опасности возникновения у него чувства превосходства или даже высокомерия, что ослабляет его способность к самокритике, при этом прежде всего страдает чувство юмора и понимание шуток в свой адрес.

Это закрывает ему пути интеллектуального разви­тия, исчезает простота в отношениях с людьми и появляет­ся спесь. Административная деятельность некоторых слу­жащих, обязательная в данной работе строгая привер­женность к правилам и распорядкам, часто достаточно формальным, способствует иногда общему обеднению их эмоциональной сферы, появлению формализма и сухости в личных взаимоотношениях.

Итак, профессия может постепенно существенно изме­нить характер человека. Вместе с тем, выбор профессии изначально связан с задатками и установками личности.

Поэтому когда у людей определенной профессии заметны какие-то общие черты характера, их специфика может быть обусловлена не только вторичным влиянием профес­сиональной роли, но и тем, что ее выбирают люди, исходно обладающие определенными склонностями.

Знание стерео­типов восприятия, памяти, понятий, которые формируются об окружающих людях у представителей данной профес­сии, позволяет им избавляться от однобокого подхода к ним, предупреждать появление профессиональной дефор­мации, более объективно относиться к своим недостаткам в общении.

Источник: https://megaobuchalka.ru/9/8251.html

Элементы практической психологии

Человек вступает в жизнь как индивид с природными свойствами нервной системы, определяющими его темперамент, и задатками, из которых развиваются способности.

Личностью он становится с помощью сознательных усилий и под влиянием социальных контактов и в рамках определенных общественных отношений. Е. В. Шорохова [306] и И. С.

Кон [133–135] рассматривают личность человека как единство его индивидуальных свойств и совокупности ролевых функций.

Как показывают психологические исследования, осуществление той или иной социальной или профессиональной роли, особенно если она личностно значима для человека и выполняется им продолжительное время, оказывает заметное влияние на такие элементы структуры его личности, как установки, ценностные ориентации, мотивы деятельности, отношение к другим людям. В этом смысле можно говорить, что личность в некоторой степени характеризуется системой усвоенных ролей. Например, каждая профессия накладывает специфический отпечаток на психический облик человека. Маркс писал, что «различие между индивидами по их природным способностям гораздо менее значительно, чем нам кажется, и эти столь различные предрасположения, отличающие, по-видимому, друг от друга людей различных профессий, когда они достигли зрелого возраста, составляют не столько причину, сколько следствие разделения труда» [5, с. 148].

На профессиональное общение существенное влияние оказывает самооценка человека. Всякое ее отклонение от адекватной ускоряет и усиливает профессиональную деформацию, которая обнаруживается в особенностях установок и стереотипах поведения, затрудняя общение.

Профессиональные стереотипы, вообще говоря, есть неотъемлемое отражение достигнутого высокого уровня мастерства, т. е. проявление не только знаний, но и вполне автоматизировавшихся умений и навыков, управляемых подсознательными установками и уже не загружающими сознания.

Они развиваются, как правило, из тех качеств, которые особенно полезны для данной профессии.

Однако если слишком большая доля поведения строится на таких стереотипных действиях или эти специфические установки начинают распространяться на внепрофессиональные сферы, то это неблагоприятно влияет и на работу и на общение в быту.

Мера экспансии рабочих навыков на другие сферы общения и излишнее заполнение ими профессиональной деятельности зависят, в свою очередь, от самооценки человека, способности его критически относиться к себе и своим привычкам и своевременно их корректировать.

Почему вредно чрезмерное внедрение стереотипов в профессиональные действия? Упроченные установки могут приводить к тому, что даже простое и очевидное решение не замечается. Они образуют инерционное звено, и новые подходы и методы усваиваются все слабее, так как потребность в них недостаточно осознается.

Одна из сторон деформации проявляется в возникновении ложного представления, что и без новых знаний накопленные стереотипы обеспечивают необходимую скорость, точность и успешность деятельности.

Закрепляется излишняя трафаретность в подходах, упрощенность во взглядах на рабочие проблемы, что приводит к снижению уровня специалиста, его деградации.

На эту грань деформации необходимо обращать особое внимание при повышении квалификации специалистов, чтобы побудить их своевременно отказаться от устаревших стереотипов и установок, заменив их более адекватными. Другая сторона деформации проявляется в перенесении профессиональных привычек, полезных в работе, на дружеское и семейное общение.

Профессиональная роль многогранно влияет на личность, предъявляя к человеку определенные требования, она тем самым преобразует весь его облик. Ежедневное, на протяжении многих лет, решение типовых задач совершенствует не только профессиональные знания, но формирует и профессиональные привычки, определенный склад мышления и стиль общения.

Когда зрелый специалист сталкивается с новым человеком и создает свое представление о нем как о личности, его собственная профессия неизбежно накладывает свой отпечаток — предопределяя понимание и отражение внутреннего мира воспринимаемого человека.

Важно подчеркнуть, что профессиональная позиция определяет не только реальные поступки, с помощью которых человек утверждается в ней, и способ восприятия другого человека, но и ожидания окружающих.

Так, общение преподавателя и ученика на экзамене или врача и пациента на приеме прежде всего обусловлено их профессиональными позициями. До первой встречи ее участники могут ничего не знать друг о друге, но тем не менее могут правильно построить взаимодействие, учитывая традиционное распределение ролей.

Польза от понимания ролевых позиций в том, что принимая (примеривая) на себя «роль» собеседника, подставляя себя на его место, человек может представить себе систему его оценок и правильно организовать свое поведение.

Если ролевое взаимодействие человек распространяет на все сферы, то его поведение становится неадекватным обстановке и общение с ним затрудняется. Отражением представлений о профессиональной деформации служат высказывания такого типа, как: «Оставь свой прокурорский тон!», «Говорит, как учитель», «Начальственный окрик».

Проявление деформации можно иллюстрировать рядом примеров. Многих учителей отличает дидактическая, поучающая манера речи. Выработанная и в определенной мере полезная в школе, она, к сожалению, нередко проявляется и в сфере личных отношений.

Кроме характерной манеры речи с профессией учителя нередко связана и привычка к упрощенному подходу к проблемам. Это качество необходимо в школе, поскольку оно помогает весьма сложные вещи сделать доступными для детей. Однако вне профессионального общения оно порождает излишнюю прямолинейность и негибкость мышления.

Известная авторитарность типична для многих учителей, поскольку учитель должен четко управлять детским коллективом. Вместе с тем излишняя авторитарность замедляет становление коллектива и способствует развитию у школьников неадекватной самооценки и возникновению невроза.

Кроме того, необходимость «держать в руках» класс в ряде случаев формирует в характере излишнюю властность и категоричность. Властность в совокупности с чрезмерной дидактичностью, в свою очередь, способствует подавлению чувства юмора.

Проявление указанных особенностей характера учителя может не только затруднить ему общение вне школы — в семье, с друзьями, но постепенно начинает мешать на работе. В исследовании С. В. Кондратьевой [136] показано, что по мере роста стажа работы у некоторых учителей формируется излишняя обобщенность в восприятии учеников. Такие учителя рассматривают конкретного ученика только как типичного представителя, абстрагируясь от индивидуальных особенностей, снижая тем самым эффективность воздействия на него.

Профессиональная деформация преподавателя вуза порождается, в частности, давлением повторяемости излагаемого материала, которое в совокупности с возрастной инерционностью приводит к появлению в лекциях множества мыслительных и речевых штампов.

С одной стороны, это с годами облегчает работу преподавателя, но с другой — препятствует развитию и совершенствованию стиля и содержания лекций, вызывая как бы их окостенение, что неизбежно ведет и к падению престижа лекций у студентов, и к связанному с этим понижению самооценки преподавателя, и кроме того — засоряет штампами и делает скучным непрофессиональное общение.

Эффективность обучения связана с умением преподавателя упрощать материал, чтобы максимально приблизить его к жизненному опыту учащихся. Неудивительно поэтому, что люди, многие годы занимающиеся педагогической работой, нередко приобретают навык давать любому человеку, с которым они общаются, больше разъяснений, чем нужно.

Это выглядит как стремление поучать, которое может отталкивать.

У преподавателей естественных наук, привыкших ценить однозначность и точность формулировок, постепенно формируется склонность обмениваться конкретной информацией даже в обществе людей, далеких от круга их профессионального общения, и в обстановке, не требующей такой однозначности.

Подобная сухость и четкость высказываний нередко порождает у собеседников растерянность и недовольство. Здесь следует напомнить, что в общении важны и другие компоненты: принятые формы обмена любезностями, беседы на, казалось бы, неинформативные темы, например о погоде; такие беседы на самом деле несут информацию об отношениях людей и внимании к ним.

Так же как в любой профессии, профессиональная деформация юриста проявляется через стереотипные действия. В начале самостоятельной работы и на известном этапе ее совершенствования развитие стереотипов полезно, поскольку ускоряет ведение следствия.

Однако когда они начинают доминировать, восприятие ситуаций становится упрощенным, а уверенность в непогрешимости используемых методов, в своих возможностях — излишней, что понижает и аналитические способности, и гибкость мышления, и умение взглянуть на вещи с иной позиции.

Например, в работе М. Л. Гомелаури в качестве испытуемых использовали адвокатов и прокуроров, т. е. специалистов, обычно выступающих в противоположных профессиональных ролях.

Они должны были оценивать некоторые правонарушения сначала с позиции своей обычной роли, а затем — с противоположной.

Обнаружилось, что часть испытуемых даже не принимала заданий оценить поступки с другой профессиональной позиции.

В связи с тем, что в своей профессиональной деятельности следователь часто сталкивается с обманом, коварством, лицемерием, у него может выработаться повышенная критичность и излишняя бдительность.

Одностороннее влияние негативного опыта порой приводит к тому, что он в значительной степени утрачивает веру в людей, готов подозревать всех и каждого в совершении неблаговидных действий, в любом упущении видит умысел, в каждом заподозренном — преступника.

Подозрительность — один из наиболее опасных признаков профессиональной деформации следователя, ибо она приводит к тенденциозности, которая может отрицательно сказываться и на его работе.

Требования профессии вырабатывают у юристов самообладание, наблюдательность, бдительность, критичность и аналитичность мышления.

Эти способности предполагают умение подмечать и придавать должное значение мелочам, деталям, методичность в анализе, особенно при осмотре места происшествия или составлении словесного портрета.

Указанные профессиональные привычки проявляются у них и во взаимодействии с людьми вне профессиональной деятельности.

И в бытовом общении они описывают все столь же методично и по привычной им схеме: подробно, последовательно, педантично; кроме того, сказывается привычка подавлять проявления эмоций — ведь в их работе требуется сдержанность проявления эмоционального отношения, чтобы обеспечить должную объективность результатов. Все это может приводить к излишней сухости, педантизму и эмоциональной холодности в обыденной жизни.

У экономистов, бухгалтеров требования к их профессии формируют способность к длительному сосредоточенному вниманию на отвлеченном знаковом материале с тем, чтобы за отдельными цифрами отчетов и планов увидеть целостную экономическую картину, на основании понимания которой только и возможно вынесение правильного решения.

Одновременно с этими необходимыми качествами у них развивается особая точность, стремление к однозначности при восприятии любой информации, к работе в одиночестве. Очевидно, что распространение этих черт на дружеское и родственное общение может порождать впечатление об этих специалистах как о людях излишне замкнутых и сухих педантах.

Для врача особенно существенно выслушать пациента и, создав себе представление о реальной опасности заболевания для больного, успокоить его, понизить его тревожность, отвлечь от концентрации внимания на своих переживаниях и внушить уверенность в благоприятном исходе лечения. Только в этих условиях он может проводить плодотворное лечение.

Одним из продуктивных приемов отвлечения внимания и убеждения больного, что опасность невелика, является мягкий и доброжелательный юмор. В медицинской практике нередко нужно экстренно снять перевозбуждение не только у больного, но и у бригады врачей во время ответственной хирургической операции.

Поэтому умение пошутить в напряженный момент операции является частью полезной профессиональной экипировки хирурга, позволяющей разрядить напряженное состояние персонала и довести операцию до благополучного конца.

Однако привычка разряжать напряженность подобным образом толкает иногда хирургов и на специфические шутки в мало подходящих ситуациях, что может осложнить взаимоотношения с людьми. Деформация проявляется у врачей и в профессиональном жаргоне, возникающем в результате экономии времени.

Так, сдавая дела перед уходом в отпуск, один врач сказал другому: «Сейчас на отделении три почки, два желудка и один желчный пузырь». Способствуя скорости общения с коллегами, жаргон в то же время плохо действует на больных, которым не нравится, когда личность больного считают лишь придатком к больному органу.

Характер деформации может определять не только профессия, но и высокое должностное положение. Обладание властью может приводить к деформации, когда отсутствуют действенные обратные связи — общественный контроль, критика.

Руководящий работник, постоянно отдающий приказы, подвержен опасности возникновения у него чувства превосходства или даже высокомерия, что ослабляет его способность к самокритике, при этом прежде всего страдает чувство юмора и понимание шуток в свой адрес.

Психология bookap

Это закрывает ему пути интеллектуального развития, исчезает простота в отношениях с людьми и появляется спесь. Административная деятельность некоторых служащих, обязательная в данной работе строгая приверженность к правилам и распорядкам, часто достаточно формальным, способствует иногда общему обеднению их эмоциональной сферы, появлению формализма и сухости в личных взаимоотношениях.

Итак, профессия может постепенно существенно изменить характер человека. Вместе с тем, выбор профессии изначально связан с задатками и установками личности.

Поэтому когда у людей определенной профессии заметны какие-то общие черты характера, их специфика может быть обусловлена не только вторичным влиянием профессиональной роли, но и тем, что ее выбирают люди, исходно обладающие определенными склонностями.

Знание стереотипов восприятия, памяти, понятий, которые формируются об окружающих людях у представителей данной профессии, позволяет им избавляться от однобокого подхода к ним, предупреждать появление профессиональной деформации, более объективно относиться к своим недостаткам в общении.

Источник: http://bookap.info/praktik/granovskaya_elementy_prakticheskoy_psihologii/gl42.shtm

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.