Глобальная сеть инновационных университетов

12 самых инновационных вузов мира

Глобальная сеть инновационных университетов

Reuters составляет свой рейтинг с учетом множества факторов, в том числе количества опубликованных исследований и заявок на патенты, сделанных за последние годы. Подробные критерии описаны на сайте агентства.

12. Калифорнийский университет

12

Это объединение из 10 публичных университетов, расположенных на территории штата Калифорния. В том числе, государственные исследовательские университеты в Беркли и Лос-Анджелесе.

Вуз подал 2382 заявки на выдачу патентов в период с 2010 по 2015 год. 33,7% из них впоследствии были удовлетворены.

Одна из знаменитых выпускниц Калифорнийского университета — главный исполнительный директор Сьюзен Войжитски.

11. Университет Дьюка

11

Частный исследовательский университет, расположенный в городе Дарем, Северная Каролина, США. Вуз подал 331 заявку на выдачу патентов в период с 2010 по 2015 год. 29,6% из них были удовлетворены. Среди знаменитых выпускников — главный исполнительный директор Apple Тим Кук и сопредседатель Gates Foundation Мелинда Гейтс.

10. Университет Вандербильта

10

Частный исследовательский университет, находящийся в Нэшвилле, штат Теннесси. Вуз подал 218 заявок на выдачу патентов в период с 2010 по 2015 год. 43,1% из них были удовлетворены.

Среди знаменитых выпускников университета Вандербильта — лауреат Нобелевской премии мира 2006 года за усилия по созданию экономического и социального развития Мухаммад Юнус, а также писатель и филантроп Джеймс Паттерсон.

9. Университетская система Техаса

9

Это объединение из 14 публичных университетов, расположенных на территории штата Техас. Вуз подал 974 заявок на выдачу патентов в период с 2010 по 2015 год. 32,3% были удовлетворены. Среди знаменитых выпускников — главный исполнительный директор Dell Майкл Делл и главный исполнительный директор National Instruments Джеймс Трачард.

8. Мичиганский университет

8

Исследовательский университет, расположенный в городе Энн-Арбор в штате Мичиган. Также имеет два дополнительных кампуса, расположенных в Дирборне и во Флинте. Вуз подал 580 заявок на выдачу патентов в период с 2010 по 2015 год. 43,8% были удовлетворены. Среди знаменитых выпускников — вице-председатель инвестиционного фонда Berkshire Hathaway Чарльз Мангер и сооснователь Google Ларри Пейдж.

7. Университет штата Вашингтон

7

Исследовательский университет, основанный в Сиэтле, США. Вуз подал 494 заявок на выдачу патентов в период с 2010 по 2015 год. 31,8% были удовлетворены. Среди знаменитых выпускников — женщина-астронавт NASA Бонни Джинн Данбар и бывший губернатор штата Вашингтон Дэниел Эванс.

6. Корейский институт передовых технологий

6

Ведущий учебный и исследовательский университет Южной Кореи, расположенный в Тэджоне. Вуз подал 923 заявки на выдачу патентов в период с 2010 по 2015 год. 82,1% были удовлетворены. Среди знаменитых выпускников — первая женщина-космонавт из Южной Кореи Ли Со Ен и сооснователь самой крупной корейской компании по производству компьютерных игр Nexon Ким Чжон Чжу.

5. Левенский католический университет

5

Левенский католический университет расположен в городе Левен, Бельгия. Вуз подал 292 заявки на выдачу патентов в период с 2010 по 2015 год. 37% были удовлетворены. Один из знаменитых выпускников — главный исполнительный директор Nestle Пол Бюльке.

4. Пенсильванский университет

4

Исследовательский университет США, расположенный в Филадельфии, штат Пенсильвания. Входит в Лигу плюща. Вуз подал 517 заявок на выдачу патентов в период с 2010 по 2015 год. 32,9% были удовлетворены. Среди знаменитых выпускников — президент США Дональд Трамп и американский бизнесмен и филантроп Рон Перельман.

3. Гарвардский университет

3

Старейший вуз США, находится в городе Кембридж, штат Массачусетс. Вуз подал 881 заявку на выдачу патентов в период с 2010 по 2015 год. 26,1% были удовлетворены. Среди знаменитых выпускников — бывший главный исполнительный директор Microsoft Стив Баллмер и главный исполнительный директор Goldman Sachs Ллойд Бланкфейн.

2. Массачусетский технологический институт

2

Университет и исследовательский центр, расположенный в Кембридже, штат Массачусетс. Вуз подал 1368 заявок на выдачу патентов в период с 2010 по 2015 год. 43,3% были удовлетворены. Среди знаменитых выпускников — совладелец Koch Industries Чарльз Кох и бывший главный исполнительный директор CIT Group Джон Тейн.

1. Стэнфордский университет

1

Университет в США, расположен близ города Пало-Альто, Калифорния. Вуз подал 636 заявок на выдачу патентов в период с 2010 по 2015 год. 39,9% были удовлетворены. Среди знаменитых выпускников — основатель Tesla Илон Маск и сооснователь PayPal Питер Тиль.

Несмотря на то, что ни одного российского университета не оказалось в топ-100 по версии Reuters, Россия по-прежнему находится в первой десятке стран, которые вкладывают огромные сумму в развитие науки. В прошлом году на исследования и разработки было потрачено 943,8 млрд рублей. Об этом говорится в новом исследовании Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ.

Источник: https://hightech.fm/2017/09/28/innovative-universities

Исследовательские университеты как условие инновационного развития

АСТАНА. КАЗИНФОРМ –  В своем Послании «Казахстан в новой глобальной реальности: рост, реформы, развитие» Глава государства Нурсултан Назарбаев отметил: «…Следует повысить инновационный потенциал казахстанской экономики.

Важно заложить основы для построения экономики будущего. Необходимо развивать компетенции в сфере смарт-технологий, искусственного интеллекта, интеграции киберфизических систем, энергетики будущего, проектирования и инжиниринга.

Это можно сделать только через построение эффективной научно-инновационной системы. 

Ее основой будут мощные исследовательские университеты и инновационные кластеры, формируемые на базе хайтек-парка «Астана бизнес-кампус» Назарбаев Университета и технопарка «Алатау» в Алматы». Об этом в газете «Литер» пишет заведующая отделом внутренней политики администрации Президента PK Аида Балаева.

В условиях глобальной конкуренции возрастает значение исследовательских университетов мирового уровня для развития научной и инновационной системы страны с опорой на экономику, базирующуюся на знаниях.

Анализ зарубежного опыта показывает, что именно исследовательские университеты становятся ключевым источником идей для осуществления глобально конкурентных инноваций ведущими компаниями мира.

За прошедшие два века в Европе, США и ряде других стран сформировались исследовательские университеты мирового класса, специализирующиеся на производстве новых знаний и подготовке уникальных специалистов в условиях прорывного научно-технологического развития.

К числу самых престижных высших учебных заведений мира относится Стэнфордский университет (США), который в 2016 году отмечает свое 125-летие.

В Стэнфорде проводятся масштабные исследования, охватывающие практически все области науки. Особенностью исследовательских университетов мирового класса является наличие взаимовыгодных и плодотворных связей с промышленностью.

В частности, относительно небольшой по контингенту студентов, но всемирно признанный Массачусетский технологический институт результативно взаимодействует с 700 ведущими промышленными корпорациями США. Это важно не только для развития вузовской науки и высшего образования.

Уровень интеграции образования, науки и производства, наукоемкие технологии стали решающими факторами развития и роста конкурентоспособности национальной экономики.

В свете поставленной Главой государства стратегически важной задачи по построению эффективной научно-инновационной системы в Казахстане идет процесс формирования и развития сети исследовательских университетов.

Выработана законодательная основа для их создания. Понятию «исследовательский университет» посвящена статья 10 Закона PK «О науке».

В стране формируется высокий потенциал человеческих ресурсов в рамках реализации программы «Болашак» и деятельности Назарбаев Интеллектуальных школ.

На современном этапе формирования исследовательских Университетов идут одновременные процессы дифференциации казахстанских вузов.

Выделены 9 национальных университетов; в 2010 году по конкурсу определены 10 инновационно-ориентированных университетов, на основе которых предполагается их трансформация в исследовательские университеты мирового класса; создан и произвел первые выпуски специалистов Назарбаев Университет; сформирован КазНИТУ им. К.И. Сатпаева.

Назарбаев Университет – это вуз международного уровня, созданный по инициативе Президента Казахстана с целью интеграции образования, науки и производства, создания эффективной академической среды и условий для вхождения отечественных научных структур в мировое научное пространство.

В Послании Главы государства народу Казахстана «Социально-экономическая модернизация – главный вектор развития Казахстана» отмечено: «Назарбаев Университет должен развивать интеллектуально-инновационный кластер, который позволит передачу и продвижение новых технологий».

В 2015 году Назарбаев Университету присвоен статус исследовательского и утверждена его программа развития на 2016-2020 годы.

Интегрированная научная система Назарбаев Университета включает в себя школы – National Laboratory Astana и Nazarbayev University Research and Innovation System (NURIS), которые в целом обеспечивают взаимосвязь между академическим процессом, исследовательской деятельностью и выработкой предложений и рекомендаций по внедрению научно-исследовательских разработок в производство. Одной их приоритетных задач NURIS является создание интеллектуально-инновационного кластера Назарбаев Университета в рамках развития пояса наукоемких и высокотехнологичных компаний. Ключевыми элементами кластера являются школы и исследовательские центры, офис коммерциализации, бизнес-инкубатор, технопарк и научный парк Astana Business Campus. Наряду с научно-исследовательской и образовательной деятельностью в научном парке будет осуществляться инжиниринговая, опытно-промышленная и инвестиционная деятельность.

В области научной деятельности развитие Назарбаев Университета осуществляется по двум основным направлениям. Во-первых, это развитие науки в традиционном понимании, когда научная деятельность формируется главным образом профессорско-преподавательским составом и исследователями.

Обязательным условием является участие студентов, магистрантов и докторантов в научных проектах.

Во-вторых, научная деятельность охватывает не только интересы научных сотрудников и профессорско-преподавательского состава, но также учитывает и национальные научные приоритеты республики.

В соответствии с кадровой политикой в Назарбаев Университете целенаправленно поддерживают сотрудников, нацеленных продолжить обучение по программам магистратуры, докторантуры PhD, а также осуществлять постдокторские исследования и научные стажировки.

На базе школ Назарбаев Университета в соответствии с международными стандартами создано более 60 современных лабораторий.

Стратегическое развитие Назарбаев Университета основывается на международном сотрудничестве и партнерстве с «топовыми» учебными заведениями мирового уровня США и Великобритании (Кембриджский университет, Университет Дьюка, Университет Колледж Лондона, Университет Пенсильвании и др.).

Университет использует опыт своих партнеров в разработке образовательных программ бакалавриата, магистратуры и докторантуры, управлении научными и образовательными процессами, а также в развитии научных исследований.

Сегодня Назарбаев Университет – национальный бренд образования, первый вуз Казахстана, работающий по международным академическим стандартам и руководствующийся принципами академической свободы и автономности. Его опыт постепенно транслируется всеми вузами страны.

В декабре 2014 года постановлением Правительства PK создано некоммерческое акционерное общество «Казахский национальный исследовательский технический университет им. К.И. Сатпаева», в состав которого вошли научные организации холдинга «Парасат».

В новой организационной структуре были сосредоточены десятки учебных и исследовательских институтов, более 1000 ученых – академиков, докторов и кандидатов наук.

Круг решаемых ими актуальных научно-технических проблем включает производство наноструктурных материалов со специальными физико-механическими свойствами; внедрение в производство инновационной технологии добычи и переработки руд цветных металлов; разработку принципиально новой технологии увеличения нефтеотдачи пластов и многое другое.

Президент Казахстана поставил задачу создать на базе нового университета крупнейший научно-исследовательский центр, подчеркнув, что в нынешних условиях экономика страны нуждается в высококвалифицированных кадрах, особенно инженерно-технического профиля. Среди получивших в 2010 году статус инновационно-ориентированных вузов Казахстана следует отметить Карагандинский государственный технический университет, находящийся на пути перехода в статус исследовательского университета.

История и современные достижения КарГТУ неразрывно связаны с жизнью и деятельностью Главы государства H. А. Назарбаева, его глобальными инициативами и программными установками по вопросам социально-экономической модернизации страны.

КарГТУ сегодня является крупным и эффективно действующим научно-образовательным хабом Центрального Казахстана. В 2016 году вуз занял 2-е место в национальном рейтинге технических вузов страны и 111-е место в рейтинге QS «Развивающиеся страны Европы и Центральной Азии».

Университетский инновационный научно-технический комплекс включает 7 научно-исследовательских институтов, 185 научно-исследовательских лабораторий, 16 инновационных центров науки и инжиниринга, 7 центров инженерных компетенций с участием транснациональных корпораций (TOTAL, FESTO, Schneider Electric, Mitsubishi Electric, Leica Geosystems, Epam Systems, FLUOR), 6 центров рабочих профессий,

4 малых внедренческих предприятия и 4 мини-производства. Ориентация образовательного процесса КарГТУ на международные стандарты предусматривает глубокую интеграцию в рамках триады «образование – наука – инновации».

Для эффективной реализаций этой современной парадигмы на базе вуза в 2008 году создан и успешно функционирует учебно-научно-производственный кластер «Корпоративный Университет», в состав которого входят 86 ключевых предприятий и научных центров Казахстана, Франции, Германии, Австрии, Китая, России, Беларуси и Узбекистана. На крупных предприятиях региона, таких как АО «АрселорМиттал Темиртау», ТОО «Корпорация «Казахмыс», АО «Шубарколь Комир», ТОО «Карагандинский машиностроительный консорциум», АО «KEGOC», ТОО «Сарыарка ENERGY», ТОО «Вару Mining», ТОО ИП «Борусан Макина Казахстан» и других действуют 60 филиалов кафедр.

Опираясь на мощный интеллектуальный и производственный потенциал Корпоративного Университета, КарГТУ выполняет не только научно-образовательную миссию, но и является важнейшим социальным институтом, который может быть использован для формирования индустриально-инновационной инфраструктуры всего Казахстана.

Таким образом, сегодня на примере Назарбаев Университета, КазНИТУ им. К.И. Сатпаева и Карагандинского государственного технического университета можно выделить следующие характеристики формирования казахстанской модели исследовательского университета:

– высокий потенциал профессорско-педагогического состава;

– уникальная кластерная структура, позволяющая сочетать обучение с исследованием;

– значительная степень интеграции с производством й академическими научными институтами;

– развитая магистратура и докторантура;

– развитая научная и образовательная инфраструктура;

– значительный объем бюджетного и хоздоговорного финансирования научных и прикладных исследований;

– взаимовыгодные связи и результативные контакты с бизнесом по подготовке кадров специалистов, проведению и внедрению НИОКР;

– обширные научно-образовательные международные связи.

Анализ проблем формирования исследовательских университетов мирового класса в нашей стране показывает необходимость новых отношений между наукой и образованием, с одной стороны, и государством, университетом и бизнесом – с другой.

Независимому Казахстану предстоит сформировать новые механизмы партнерства между государством, обществом, образованием, промышленностью и бизнесом, создать исследовательские университеты мирового класса и сохранить исследовательский университет как главный источник новых знаний.

В перспективе стратегической целью исследовательских университетов должны стать создание и усиление взаимовыгодных отношений между бизнесом и университетом с акцентом на развитие трансферта технологий, дополнительного образования и предоставление востребованных выпускников.

Исследовательские университеты должны взять на себя ответственность за сохранение и развитие кадрового потенциала казахстанской науки, высоких технологий и профессионального образования.

Они должны обрести уникальность и региональное своеобразие, становясь эффективными центрами науки, образования и культуры. 

Источник: http://www.inform.kz/ru/issledovatel-skie-universitety-kak-uslovie-innovacionnogo-razvitiya_a2964943

Глобальный инновационный рейтинг России

Россия заняла 43-е место в рейтинге «Глобальный инновационный индекс 2016» (Global Innovation Index 2016, ГИИ-2106), поднявшись на 5 позиций по сравнению с 2015 годом.

Исследование подготовлено консорциумом Корнельского университета (США), Школы бизнеса INSEAD (Франция) и Всемирной организации интеллектуальной собственности. Соавторами работы в этом году стали исследователи Высшей школы экономики.

  «Глобальный инновационный индекс» рассчитан в 2016 году для 128 стран (они в совокупности производят 98% мирового ВВП, в них проживает 92% населения планеты) на основе 82 показателей.

Он охватывает такие характеристики инновационной деятельности, как институты, человеческий капитал, научные исследования, инфраструктура, развитие внутреннего рынка, состояние бизнеса, развитие технологий и экономики знаний, а также результаты креативной деятельности.

Воспользуйтесь нашими услугами

При этом итоговый рейтинг рассчитывается как среднее двух субиндексов – ресурсов инноваций и результатов инноваций. Первый подразумевает располагаемые ресурсы и условия для осуществления инноваций, а второй – достигнутые практические результаты.

Россия стабильно улучшает свои позиции по субиндексу ресурсов инноваций (44-е место), но по эффективности инновационной деятельности позиции страны заметно слабее (69-е место).

Это, как предполагают авторы исследования, отражает недостаточно эффективную реализацию имеющегося инновационного потенциала.

Таблица 1. Динамика позиций Российской Федерации в ГИИ: 2014–2016 гг.

Источник: ИСИЭЗ НИУ ВШЭ

В ГИИ-2016 Россия попадает в группу стран с высоким уровнем ВВП на душу населения, занимая среди них 39-е место из 50, а среди стран Европы – 29-е. Лидируют в рейтинге, как и в 2015 году, Швейцария, Швеция, Великобритания, США и Финляндия.

Конкурентные преимущества России, согласно данным ГИИ-2016, – занятость женщин с высшим образованием (по этому показателю Россия на втором месте), численность выпускников вузов по научным и инженерным специальностям  (11-е место); такую же позицию страна занимает по экспорту культурных и творческих услуг.

В числе слабых сторон национальной инновационной системы: инновационные связи (112-е место из 128), верховенство закона (104-е), качество регулирования (97-е), валовое накопление капитала (95-е) и т. д. По этим показателям Россия заметно отстаёт.

Таблица 2. Сильные и слабые стороны инновационной системы России: ГИИ-2016

Источник: ИСИЭЗ НИУ ВШЭ

«Глобальный инновационный индекс» традиционно сопровождает аналитический доклад с описанием наиболее значимых факторов и трендов развития инновационных систем.

В 2016 году его соавторами стали первый проректор, директор Института статистических исследований и экономики знаний (ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ Леонид Гохберг и научный сотрудник ИСИЭЗ Виталий Рудь.

Они подготовили специальную главу доклада: «Как создать национальную инновационную систему в эпоху глобальных инновационных сетей: российская перспектива» («How to Design a National Innovation System in a Time of Global Innovation Networks: А Russian Perspective»).

Исследователи подробно проанализировали факторы и барьеры для развития инноваций в стране. Так, с 2000 по 2014 год затраты на НИОКР увеличились вдвое и сейчас составляют 847,5 млрд рублей.

Это выводит Россию в топ-10 лидеров по совокупным затратам на НИОКР.

С 2010 года российские органы власти, проявляя особое внимание к сфере инноваций, приняли более 50 программных документов в отношении научно-технической и инновационной политики.

В то же время эксперты отмечают ограничения, сдерживающие развитие инноваций в стране. Это, например, крайне низкая вовлечённость учёных из России в исследования передового уровня.

Например, в 2015 году российские публикации были представлены лишь в 3,28% из более чем 10 тысяч глобальных исследовательских фронтов (групп высоко цитируемых статей), определяемых по базе данных Web of Science.

Для сравнения: США присутствуют в 74,3% всех исследовательских фронтов, Германия – в 30,7%, а Китай – в 23,4%.

Как полагают эксперты НИУ ВШЭ, сравнительные преимущества российской науки вырастают, по всей видимости, из традиционных для нашей страны областей знаний, включая физику, авиационно-космические технологии, науки о Земле, математику, химию и материаловедение. В то же время слабо представлены темы, связанные с новой промышленной революцией и развитием наук о жизни.

Также учёные НИУ ВШЭ обратили внимание на то, что почти для 90% российских предприятий участие в инновационной деятельности даже на национальном уровне не является самой популярной бизнес-стратегией. А это часто ограничивает опыт компаний во взаимодействии и сотрудничестве.

В отличие от общественного сектора НИОКР инновационная активность предприятий не может быть активизирована «по указанию», отмечают учёные.

Для этого требуется нечто большее, чем финансирование, а именно: наличие базовых условий для создания инноваций, их позиционирование и продвижение, расширение горизонтов стратегического планирования, вовлечённость субъектов национальной инновационной системы в международные сети.

Источники информации: IQ.HSE.RU, ИСИЭЗ НИУ ВШЭ

Воспользуйтесь нашими услугами

Источник: http://integral-russia.ru/2016/09/04/globalnyj-innovatsionnyj-rejting-rossii/

В российских университетах инновации – это проблема

В российских университетах инновации – это проблема

В российских университетах инновации – это проблема. И не зря в опубликованном Reuters рейтинге самых инновационных университетов Европы нет ни одного российского учебного заведения.

Мы видим, что понимание инноваций как внедряемых в реальный сектор новшеств еще не стало органичным для российской университетской среды, что затрудняет развитие самих университетов.

Хотя сегодня в мире достаточно примеров успешного взаимодействия крупных вузов с региональными властями и индустриальными партнерами в рамках территориальных инновационных кластеров, обеспечивающих успех той или иной страны на международном технологическом рынке.

В качестве примера можно привести BrainPort в Северном Брабанте, считающемся одним из самых инновационных регионов Европейского Союза. Толчком к развитию BrainPort стал кризис: в 1990-е крупнейших местных игроков сильно «лихорадило» – Philips пережил реструктуризацию, DAF обанкротился, а регион в итоге потерял почти 40 тысяч рабочих мест.

Ответом на этот вызов стала правительственная инициатива о технологической кооперации между региональными властями, представителями бизнеса и академической сферой, в первую очередь Техническим университетом Эйндховена и Университетом прикладных наук AVANS из г. Бреда.

Результатом этой кооперации стало создание одного из лидирующих мировых технологических хабов: сегодня именно на этот регион приходится треть всех инвестиций в R&D (исследования и разработки) в Нидерландах, а сам регион тратит почти 3% ВВП на R&D (выше среднего показателя по стране и ЕС в целом).

Долгое время на регион приходилось 10% европейских патентов в области полупроводников, но и по сей день больше половины патентов из Нидерландов приходятся на Северный Брабант.

Второй классический пример – кластер Sophia Antipolis, возникший неподалеку от Антиба на французском Лазурном берегу по инициативе сенатора Пьера Лафита (отличный пример того, как технополис складывается в результате того, что называется «top-down approach», то есть по инициативе государства).

Sophia Antipolis появилась в конце 1960-х благодаря объединению усилий руководства департамента Приморские Альпы, региональной торговой палаты и администраций нескольких близлежащих городов, но сердцем проекта стали местные университеты – на территории созданного научного парка работают 7 вузов, среди которых Университет Ниццы и Университет группы CERAM.

К сожалению, в России при планировании поддержки инновационных территориальных кластеров (потенциальных лидеров инвестиционной привлекательности мирового уровня) – вузы как бы остались за бортом.

Дело в том, что университеты, особенно большие, федеральные – «вещь в себе», у них самодостаточная инфраструктура и замкнутый цикл воспроизводства (показательный пример: бюджет Дальневосточного федерального университета и бюджет самого города Владивостока одинаковы – по 13 млрд. руб.).

Зачастую университеты попросту не хотят и не видят необходимости входить в тесную кооперацию с муниципальными властями и местным технологическим бизнесом среднего масштаба.

При этом важно понимать, что сегодня не только условная «долина» питается от университетов, но и наоборот – успех выпускников «стенфордов» и «беркли» обусловлен большим количеством частных технологических компаний и фондов, работающих в непосредственной близости к кампусу.

Например, Рен Анг, основатель стартапа Lytro, который занимается производством пленоптической фотокамеры, начал изучать вопрос светового поля будучи студентом Стэнфорда.

Основав свою компанию, он привлек инвестиции от K9 Ventures, чей офис находился неподалеку в Пало-Альто, а управляющий партнер также оказался выпускником Стэнфорда.

В России успешных технологических компаний, которые напрямую бы ассоциировали себя с конкретными вузами не так много, в качестве исключения можно привести связку МИКРАН (крупнейший российский производитель беспроводных систем связи) – университет ТУСУР (Томск), Центр речевых технологий (передовой разработчик ых и бимодальных биометрических систем) – университет ИТМО (Санкт-Петербург) и еще буквально несколько примеров.

В большинстве случаев сотрудничество с бизнесом для региональных университетов сводится к тому, чтобы попасть в сеть опорных вузов какой-нибудь крупной госкорпорации.

Например, у Росатома и Ростеха действительно уже буквально десятки вузов-партнеров, но работа с ними идет далеко не ради запуска и поддержки технологических стартапов, а скорее по спонсорской и попечительской модели и в лучшем случае приводит к поддержке эндаумент-фондов.

Отсутствие ярких примеров системного взаимодействия университетов с крепким региональным технологическим бизнесом кроется еще и в устаревшем подходе к работе с партнерами, заложенной в «ДНК» вузов еще в 90-е, когда местные университеты попросту боролись за выживание.

Сегодня все многообразие форм работы вузов с бизнесом по факту сведено к двум стандартным инструментам: создание базовых кафедр и привлечение заказов на НИОКР по хоздоговору.

Базовая кафедра – это «как сделать так, чтобы отдельные элементы системы и дальше нормально работали» (в интересах корпоративного сектора), а не про то, «как поменять систему, чтобы она заработала эффективнее».

В свою очередь хоздоговор тоже имеет свои риски и ограничения: заказчик получает разработку, которая не «доводится» и не внедряется разработчиком, а исполнитель пусть и зарабатывает какие-то деньги, но не получает возможности полноценной коммерциализации своих компетенций и интеллектуальной собственности. Из практики работ по хоздоговорам вытекает плачевный результат – российские университеты никак не научатся зарабатывать на производимой интеллектуальной собственности.

Чтобы понять масштаб этой проблемы достаточно сравнить два примера: Северо-Западный университет в США в год зарабатывает на лицензировании около 200 миллионов долларов, а один из российских лидеров (согласно мониторингу инновационной деятельности университетов РФ, осуществленному университетом ИТМО и Российской венчурной компанией в 2016 году) по монетизации результатов интеллектуальной деятельности – Национальный исследовательский Мордовский государственный университет – в 2015 году заработал 5,8 млн рублей.

Часть интеллектуальной собственности и не должна коммерциализироваться – это фундаментальная наука и те патенты, которые получают для выполнения требований присвоения ученых степеней. Но на балансе некоторых российских университетов стоит до 2 тыс.

актуальных объектов интеллектуальной собственности – в то, что ни на одном из них нельзя заработать, верится с трудом.

Скорее всего, это и есть те самые разработки, которые должны превратиться в реальные продукты, пройдя через полевые испытания и внедрение.

С другой стороны, если говорить о международной конкурентоспособности университетов как генераторов интеллектуальной собственности, тут тоже ситуация печальная.

Достаточно просто посмотреть на статистику по заявкам PCT (международное патентное соглашение): согласно исследованию ИТМО/РВК, всего 12 из 40 опрошенных университетов имеют хотя бы одну PCT-заявку Для сравнения – на один только Северный Брабант в 2015 году пришлось 3381 PTC-заявок.

Некоторые надеются, что поддержать институциональное перерождение университетской экосистемы инноваций могут центры трансфера технологий и специализированные университетские венчурные фонды.

Первые станут «одним окном», занимающимся всем, что можно коммерциализировать из разработок университета, а вторые – выберут и стартуют из этих разработок те, которые имеют потенциал превратиться в продукты с будущим на глобальном рынке.

Однако в некоторых вузах центы трансфера технологий работают уже по 20 лет (ЛЭТИ имени Ульянова-Ленина),  однако инновационной активностью в этих вузах особо не пахнет.

В США бум инноваций в основном начался после того, как разработки, созданные на бюджетные деньги, стали объектом собственности самих разработчиков. А у нас собственником разработки до сих пор остаются или государство, или университет, для которых инновации – как чемодан без ручки – и нести тяжело, и бросить жалко.

Источник: http://high-study.ru/vysshee-obrazovanie-segodnya/v-rossijskih-universitetah-innovatsii-eto-problema/

Стартапы с университетской скамьи: почему в российских вузах не развиваются инновации?

Начнем с базовой причины, по которой в России медленно развивается университетская инновационная экосистема – «университетский сепаратизм».

Сегодня в мире достаточно примеров успешного взаимодействия крупных вузов с региональными властями и индустриальными партнерами в рамках территориальных инновационных кластеров, обеспечивающих успех той или иной страны на международном технологическом рынке. Скажем, BrainPort в Северном Брабанте, считающемся одним из самых инновационных регионов Европейского Союза.

Толчком к развитию BrainPort стал кризис: в 1990-е крупнейших местных игроков сильно «лихорадило» – Philips пережил реструктуризацию, DAF обанкротился, а регион в итоге потерял почти 40 тысяч рабочих мест.

Ответом на этот вызов стала правительственная инициатива о технологической кооперация между региональными властями, представителями бизнеса и академической сферой, в первую очередь Техническим университетом Эйндховена и Университетом прикладных наук AVANS из г. Бреда.

Результатом этой кооперации стало создание одного из лидирующих мировых технологических хабов: сегодня именно на этот регион приходится треть всех инвестиций в R&D в Нидерландах, а сам регион тратит почти 3% ВВП на R&D (выше среднего показателя по стране и ЕС в целом).

Долгое время на регион приходилось 10% европейских патентов в области полупроводников, но и по сей день больше половины патентов из Нидерландов приходятся на Северный Брабант.

Другой классический пример – кластер Sophia Antipolis, возникший неподалеку от Антиба на французском Лазурном берегу по инициативе сенатора Пьера Лафита (отличный пример того, как технополис складывается в результате того, что называется «top-down approach», то есть по инициативе государства).

Sophia Antipolis появилась в конце 1960-х благодаря объединению усилий руководства департамента Приморские Альпы, региональной торговой палаты и администраций нескольких близлежащих городов, но сердцем проекта стали местные университеты – на территории созданного научного парка работают 7 вузов, среди которых Университет Ниццы и Университет группы CERAM.

К сожалению, в России при планировании поддержки инновационных территориальных кластеров (потенциальных лидеров инвестиционной привлекательности мирового уровня) – вузы как бы остались за бортом.

Во всяком случае из числа двадцати с лишним региональных кластеров, поддержанных Министерством экономики РФ, активная роль местных университетов прослеживается не чаще чем в каждом четвертом-пятом – для примера можно привести «Новосибирский наукополис» (Новосибирский государственный технический университет, Сибирский государственный университет телекоммуникаций и информатики, Новосибирский государственный медицинский университет), «Самарский аэрокосмический кластер» (Самарский государственный технический университет, Самарский национальный исследовательский университет), «Пермский фармацевтический кластер» (Пермский национальный исследовательский политехнический университет, Пермская государственная фармацевтическая академия) и некоторые другие. Дело в том, что университеты, особенно большие, федеральные – «вещь в себе», у них самодостаточная инфраструктура и замкнутый цикл воспроизводства (показательный пример: бюджет Дальневосточного федерального университета и бюджет самого города Владивостока одинаковы – по 13 млрд. руб.). Зачастую университеты попросту не хотят и не видят необходимости входить в тесную кооперацию с муниципальными властями и местным технологическим бизнесом среднего масштаба.

При этом важно понимать, что сегодня не только условная «долина» питается от университетов, но и наоборот – успех выпускников «стенфордов» и «беркли» обусловлен большим количеством частных технологических компаний и фондов, работающих в непосредственной близости к кампусу.

Например, Рен Анг, основатель культового стартапа Lytro, который занимается производством пленоптической фотокамеры, изучал вопрос камеры светового поля еще будучи студентом Стэнфорда.

Выпустившись и основав свою компанию, он привлек инвестиции от K9 Ventures, чей офис находился неподалеку в Пало-Альто, а управляющий партнер также оказался выпускником Стэнфорда.

У нас в стране по объективным причинам успешных технологических компаний, которые напрямую бы ассоциировали себя с конкретными вузами не так много, в качестве исключения можно привести связку МИКРАН (крупнейший российский производитель беспроводных систем связи) – университет ТУСУР (Томск), Центр речевых технологий (передовой разработчик ых и бимодальных биометрических систем) – университет ИТМО (Санкт-Петербург) и еще буквально несколько примеров. В большинстве случаев сотрудничество с бизнесом для региональных университетов сводится к тому, чтобы попасть в сеть опорных вузов какой-нибудь крупной госкорпорации. Например, у Росатома и Ростеха действительно уже буквально десятки вузов-партнеров, но работа с ними идет далеко не ради запуска и поддержки технологических стартапов, а скорее по спонсорской и попечительской модели и в лучшем случае приводит к поддержке эндаумент-фондов. Кстати, хотя эндаументов в России довольно много, более 50, но даже наиболее крупные – у топовых вузов, например, Сколтеха, МГИМО, СПбГУ – микроскопические по сравнению с западными аналогами и редко превышают сумму в несколько сотен миллионов рублей.

Отсутствие ярких кейсов системного взаимодействия университетов с крепким региональным технологическим бизнесом кроется еще и в устаревшем подходе к работе с партнерами, заложенной в «ДНК» вузов еще в 90-е, когда местные университеты попросту боролись за выживание.

Сегодня все многообразие форм работы вузов с бизнесом по факту сведено к двум стандартным инструментам: создание базовых кафедр и привлечение заказов на НИОКР по хоздоговору. Ни в том, ни в другом инструменте в самом по себе нет ничего плохого, однако, на сегодняшний день получается, что они становятся тормозом университетских инноваций.

Так, с помощью базовых кафедр крупные компании получают кадры, которые все равно приходится переучитывать, зато общество вполне может потерять потенциальных предпринимателей-инноваторов.

Базовая кафедра – это «как сделать, чтобы отдельные элементы системы и дальше нормально работали» (в интересах корпоративного сектора), а не про то, «как поменять систему, чтобы она заработала эффективнее».

В свою очередь хоздоговор тоже имеет свои риски и ограничения: заказчик получает разработку, которая не «доводится» и не внедряется разработчиком, а исполнитель пусть и зарабатывает какие-то деньги, но не получает возможности полноценной коммерциализации своих компетенций и интеллектуальной собственности.

Из практики работ по хоздоговорам вытекает плачевный результат – российские университеты никак не научатся зарабатывать на производимой интеллектуальной собственности.

Чтобы понять масштаб этой проблемы достаточно сравнить два примера: Северо-Западный университет в США в год зарабатывает на лицензировании около 200 миллионов долларов, а один из российских лидеров (согласно мониторингу инновационной деятельности университетов РФ, осуществленному университетом ИТМО и Российской венчурной компанией в 2016 году) по монетизации результатов интеллектуальной деятельности – Национальный исследовательский Мордовский государственный университет – в 2015 году заработал 5,8 млн рублей. Тут не действуют никакие скидки на размер экономики.

Безусловно, часть интеллектуальной собственности и не должна коммерциализироваться – это фундаментальная наука и те патенты, которые получают для выполнения требований присвоения ученых степеней. Но на балансе некоторых российских университетов стоит до 2 тыс.

актуальных объектов интеллектуальной собственности – в то, что ни на одном из них нельзя заработать, верится с трудом. Скорее всего, это и есть те самые разработки, которые должны превратиться в реальные продукты, пройдя через полевые испытания и внедрение.

С другой стороны, если говорить просто о международной конкурентоспособности университетов как генераторов интеллектуальной собственности, тут тоже ситуация печальная.

Достаточно просто по смотреть на статистику по заявкам PCT (международное патентное соглашение): согласно вышеупомянутому исследованию ИТМО / РВК, всего 12 из 40 опрошенных университетов имеют хотя бы одну PCT-заявку (пять из них одной и ограничились), для сравнения – на один только Северный Брабант в 2015 году пришлось 3381 PTC-заявок.

Если наиболее очевидным способом коммерциализации интеллектуальной собственности является продажа патентов или лицензирование, то создание вузами малых инновационных предприятий (МИП), ставшее возможным несколько лет назад с появлением ФЗ-217, — новый механизм, который, по идее, поможет вузам выйти на новый уровень поддержки инноваций и отчасти нейтрализует перечисленные проблемы. Поначалу финансирование МИПов было для венчурных инвесторов не очень привлекательным, во многом из-за того, что была установлена минимальная неразмываемая доля вуза в уставном капитале МИПа (33,3% в случае с ООО). Такое требование исключало возможность «экзита» для вуза, а для потенциального инвестора резко затрудняло привлечение следующих раундов. Однако ряд поправок, принятых в 2013 году, сняли это несправедливое ограничение, кроме того, МИПы получили налоговые льготы, был упрощен процесс предоставления вузом приспособленных помещений для МИПа. Произошедшие изменения дали толчок к развитию МИПов в российских вузах. На 2016 год в среднем по российским университетам один МИП приходился на 1000 студентов, а размер привлеченных инвестиций в один МИП составил 1,2 млн руб. Правда, пока доход МИПы приносят в лучшем случае трети вузов, но положительная динамика налицо.

Оздоровление ситуации с МИПами, реализация программы «5-100» (повышение конкурентоспособности российских университетов среди ведущих мировых научно-образовательных центров), в которой принимает участие 21 вуз, наконец, создание сети опорных университетов – создают отличные предпосылки для оживления прикладной инновационной активности в университетах.

А поддержать институциональное перерождение университетской экосистемы инноваций должны центры трансфера технологий и специализированные университетские венчурные фонды.

Первые станут «одним окном», занимающимся всем, что можно коммерциализировать из разработок университета, а вторые – выберут и стартуют из этих разработок те, которые имеют потенциал превратиться в продукты с будущим на глобальном рынке.

Источник: http://www.forbes.ru/tehnologii/343245-startapy-s-universitetskoy-skami-pochemu-v-rossiyskih-vuzah-ne-razvivayutsya

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.